ПРИТЧА О ЧЕЛОВЕКЕ      

Посвящается моему другу Михайлову Александру –

Провозвестнику всемирной русской славы

 

 Род человеческий повсюду представляют

 духовный человек и человек «разумный».

Все прочие различия, по сути,  не важны.

Духовный принимает мир единым, себя не отделяет от земли,

используя её плоды, не разрушает окружающей среды.

Познания его — игра воображения,

итог пытливого ума и озарения.

«Разумные», провозгласив себя царём природы,

уничтожают землю, воздух, воду.

Дитя искусственной среды

не видит в том большой беды.

«В природе выживает сильный», — витийствуют они.

Да, были динозавры, и в трепете держали Божий свет,

теперь от них и следа нет.

Лев мог бы трупами свои владенья завалить,

но он берёт лишь столько, чтобы жить.

Вообще «разумному» подмена характерна:

начитанный идёт за мудреца,

интеллигент,— чужих идей носитель,

играет роль духовного отца.

В искусстве имиджа политикам нет равных,

их лицедейству на арене

завидует комедиант на сцене.

Для мудрого успех не нужен.

Покой и счастье обретает в тишине.

Порой, чтоб истину сказать,

несёт тяжёлый крест юродства,

когда народ юродствует в вине.

«Разумным» надо чтить законы, которых тысячи томов.

Им должно исполнять указ, устав, приказ, команды и распоряженья,

но вряд ли кто способен выполнял все эти повеленья.

И только самые наивные поборники сермяжной правды

ищут справедливость, чем вызывают у господ немилость.

Поэтому рассудочный народ

по совести и праву не живёт,

а соблюдает групповой зарок,

который, для других не впрок.

 Он ловит миг удач,

богатство, славу и капризы моды,—

не перечесть желаний всех

его завистливой утробы.

Для нравственного человека

гармония важнее изобилия диеты.

 Духовный человек идёт другой дорогой

он ищет путь от человека к Богу,

живёт по правилу простому —

ПОЛУЧИШЬ ТО, ЧТО ДАШЬ ДРУГОМУ.

В искусстве отразился человек —

вся суть его ума и знаний свет.

Творцов прекрасного назвали Соль земли,

Великим,  кисти подавали короли.

"Новаторы" с природой спора не ведут.

Талант им видится не в мастерстве, а в новизне.

Они усердны в буйстве цвета,

в безумстве линий, форм,

в уродстве человека.

С апломбом говорят: «Понять нас трудно глупому народу».

но мудрости в них нет,— всё сводится к тому,

кто переплюнет в выдумке, уродуя природу.

Талантливыми объявляются картины без сюжетов,

квадраты разные, кубы, немыслимые части тела,

короче, всё, что за границею естественных пределов.

 В картинах этих нет духовного начала, и свет они не излучают.

С их выставок уходит зритель утомлённый,

вампирной  живописью опустошённый.  

Не могут чувств высоких породить их потуги,

суть женщины изобразить всего лишь в нескольких мазках,

небрежно брошенных малярной кистью.

У Леонардо только на улыбку Моны Лизы,

что ей дала природа, ушло три года.

«Художникам-новаторам” нужны не зрители, а «знатоки-ценители»,—

те,  напрягая все извилины мозгов, увидят в их фантазиях и чёрта без рогов.

Что оставляет человек  после себя? — Всё бездуховное недолговечно.

Не тленен только Дух,— Дух, воплотившийся в словах,

в творении художника, в ухоженном саду, в засеянных полях,

в лугах, в церквах, в молитве дружных голосов, в могилах дедов и отцов.

 Где вера и мораль хранят традиции родного края,

там не бегут искать далёких берегов бананового рая.

«Разумный» за технический прогресс отдаст природу на закланье,

Оставит от неё одни печальные воспоминанья.

Исчезнешь Ноmо sapiens и в эволюции займёшь достойное

по рангу место — меж обезьяной и духовным человеком.

Заполнится недостающее звено, которое разыскивается учёными давно.   

Бескрайняя страна, в тебе истоки всех цивилизаций, Великой Мудрости родная Мать,

а потому с холодным сердцем «умом Россию не понять». 

Пока в отчизне правит бал – порок, но протрубил Пророк:

Пришёл заветный срок. Святая Русь, избавься от оков!

Пробил твой час на рубеже веков!